Книга

Архитектура судьбы

Книга «Архитектура судьбы» открывает читателю новый, прежде неизвестный широкой публике взгляд на возможности психики и мышления человека. Последние исследования в области психологии, физики и биологии нанесли сильный удар по догматичным и устаревшим представлениям о функциях мозга человека. Опираясь на проведенный научный анализ и существующие результаты экспериментальных исследований, мы предлагаем читателю новейшую психологическую концепцию.

Многие современные ученые уверены, что мышление – это мощный энергетический процесс, влияющий как на самого человека, так и на окружающее его энергоинформационное пространство. Таким образом, у любого человека имеется потенциальная способность воздействовать на ход событий. Естественно, в определенных разумных пределах.

В нашей книге решаются две взаимосвязанные задачи: во-первых, опираясь на научные обоснования, мы доказываем возможность достижения жизненно важных целей на основе управления собственным мышлением, а во-вторых, мы предлагаем технологии, способы такого управления.

Развитие в себе способности целенаправленно управлять мышлением значительно расширяет горизонты развития личности и позволяет достичь высот творческой самореализации во всех сферах жизни.

Каждый человек стремится к счастью. Он хочет достигать поставленных перед собой целей, проявлять свои лучшие качества, создавать комфортные условия жизни. Хочет спокойствия и уверенности. Хочет, чтобы его окружали люди понимающие, сопереживающие, способные поддержать в трудную минуту.

Но почти всегда на его пути встречается масса проблем.Сталкиваясь с ними, человек переживает, страдает, ищет виновных, отчаянно пытается бороться… либо покорно принимает реальность такой, какая она есть. Жизнь проходит как автобусный рейс с множеством остановок: от одной проблемы к другой.

«Маленький человек» ищет всю свою жизнь выход из лабиринта трудностей и не подозревает, что выход этот совсем рядом.  В непрерывном сражении за успех и благополучие он даже не предполагает, каким мощным потенциалом наделила его природа, не догадывается, что способен достичь всего, что пожелает, управляя своим мышлением, создавая программы, которые могут стать главной движущей силой на пути к желаемому. «Маленький человек» не задумывается над тем, что мысли, которые он несет в себе, не только оказывают глобальное влияние на его судьбу, но и влияют на окружающих. При этом даже если бы он знал о своих возможностях, перед ним возникла бы другая проблема: как мыслить правильно, чтобы развиваться и достигать поставленных перед собой целей?

И даже когда «маленькому человеку» говорят о его уникальных способностях, он не может в это поверить и принять возможность управления своей судьбой. В качестве серьезного барьера выступают стереотипы сознания, существующие программы мышления, которые предполагают привычное поведение. Кроме того, в обществе из поколения в поколение передается сложившаяся культура мышления, влияющая на человека, определяющая его ведомость, ожидание заданных кем-либо ориентиров, программ. Большинство людей не только не обладают способностью управлять своим мышлением, но и не задумываются над такой возможностью. Они не понимают, что сами стали объектом программирования с использованием современных средств. Те, кто создают и навязывают программы жизни для «маленьких людей», хорошо представляют себе, как и во имя чего это делается.

ХХ век и начало нового столетия явили нам образцы бездуховности и безнравственности. Воинствующий материализм и отрицание духовного начала привели к тяжелейшему кризису нашей цивилизации, лишив большинство людей надежды и явившись причиной войн, роста преступности, распада государств. Современное состояние человека как биологического вида можно сравнить с балансированием между эволюционной трансформацией и полным исчезновением.

Существующие психологические теории чаще всего лишь подтверждают сложившуюся ситуацию, отводя человеку роль объекта, подверженного влиянию не зависящих от него условий и факторов, что формирует ощущение безысходности и беспомощности.

Настало время воздать должное возможностям человека, и прежде всего его способности управлять собственным мышлением, что позволит восстановить нарушенное равновесие материального и духовного начал в сознании, осознать свое место в окружающем мире и научиться конструировать свою судьбу, делая осознанный выбор. Настало время трансформации Человека Разумного в Человека Самосозидающего (HomosapiensAutocreator).

В нашей книге решаются две взаимосвязанные задачи: во-первых, опираясь на научные обоснования, мы доказываем возможность достижения жизненно важных целей на основе управления мышлением, а во-вторых, мы предлагаем технологии, способы такого управления.

Современная наука убедительно доказывает, что мышление – достаточно мощный энергетический процесс, влияющий как на самого человека, так и на окружающее его энергоинформационное пространство. Сегодня такой вывод не вызывает сомнения у ученых.

Опираясь на проведенный научный анализ и существующие результаты экспериментальных исследований, мы предлагаем содержательно новый подход, направленный на развитие личности. Опираясь на достижения современного естествознания, мы предлагаем альтернативный, отличный от традиционного, подход к осмыслению сущности и функций психики человека.

КРИЗИС МЕХАНИСЦИЗМА В ПСИХОЛОГИИ И ОСНОВАНИЯ ПСИХОЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ

От палеолита до наших дней, по существу, единственным механизмом объединения людей в группы служит их противопоставление («они – мы»). Племена, этносы, государства, религиозные общности, политические партии, движения и коалиции всегда строились на различении своих и чужих, верных и неверных, людей и нелюдей. По этому принципу формируются макрогрупповые (национальные, конфессиональные, классовые и проч.) культуры, которые будучи достаточно замкнутыми системами, препятствуют проникновению чуждых элементов и жестко ограничивают применимость каких-либо разумных моральных, а часто даже юридических норм.

Угроза и перспектива конфликтов продолжает составлять предпосылку для объединения макрогрупповых культур вокруг фигур героев, воителей и заступников на базе актуализованного образа врага, придающего сплоченным группам определенные характеристики. По большому счету, социально востребованными оказываются только те религиозные и философские учения, которые призывают к сплочению единомышленников против врага, образ которого зачастую сознательно культивируется свыше.

Нельзя не согласиться с Э. Фроммом, что люди и в настоящее время делятся на овец и хищных волков:«Люди снова и снова следуют за своими вождями на войну, которая не дает им ничего, кроме разрушения, они верят любой несуразице, если она излагается с надлежащей настойчивостью и подкрепляется авторитетом властителей… Кажется, что большинство людей, подобно дремлющим детям, легко поддается внушению и готово безвольно следовать за любым, кто, угрожая и заискивая, достаточно упорно их уговаривает. Человек с сильными убеждениями, пренебрегающий воздействием толпы, – скорее исключение, чем правило»[1].

«Дремлющие» люди становятся заложниками всевозможных экономических и политических реформ, в ходе которых их нещадно эксплуатируют и обманывают, втягивают в вооруженные конфликты, не имеющие для них никакого смысла. Поддержание социальной дремоты людей, создание желательных «сновидений», убаюкивающих общественное сознание, обеспечивается специальными структурами, порождающими множество идеологических приемов и технологий.

Опираясь на прогресс науки, человечество создало мощный технологический потенциал (за сотню лет энергетическая мощь производственных орудий увеличилась на 3 порядка, а военного оружия – на 6 порядков, т.е. в 1млн. раз!), что обернулось опасностью саморазрушения общества при сохраняющейся «социальной дремоте» самого создателя. Стремительное развитие науки и техники, недостаток ресурсов обеспечения жизнедеятельности общества при низком уровне культуры мышления людей порождают серьезную угрозу для их существования. Сложившаяся ситуация требует прогрессивной трансформации сознания и самосознания людей во имя собственного сохранения и развития. От того, насколько своевременно цивилизация сбросит «дремоту», зависит, завершится ли XXIвек с участием человека.

Ситуация была бы безысходной, если бы стремительное развитие науки, прежде всего, естествознания, не создало предпосылок для нарастания интереса определенной части людей к возможности влиять на собственную судьбу и будущее Вселенной посредством управления заключенного в них энергоинформационного потенциала.

Человечество переживает чрезвычайно важный период перехода от не вполне осознанного существования к более духовному. Люди, вставшие на путь духовного развития, отрываются от привычных идеалов, норм, иногда создавая новые, а иногда находя их в старом и, казалось, забытом.

Наступило время исследовать то, что ранее казалось парадоксальным, а сегодня востребуется человеком в его жизнедеятельности, способствует его прогрессивному развитию. Вместе с тем, попытка познания парадоксов вне науки, на эмпирическом уровне субъективного восприятия может оказаться слишком долгой дорогой, на блуждание по которой у человечества просто нет времени.

Пришло время для решительной постановки перед наукой вопроса: сможет ли она включиться в процесс созидания этических ориентиров, ценностей и норм, способствующих развитию людей, препятствуя их закрепощению и эксплуатации. Такая постановка вопроса обусловлена, с одной стороны, объективной необходимостью, а с другой – кризисом современных парадигм наук.

Парадигмы знаний эволюционируют по мере того, как прежние знания устаревают, оказываясь неполными или неверными. Иногда этот процесс происходит медленно, иногда стремительно. Величие науки заключается в ее движении вперед, формировании новых взглядов, построении новых конструкций, связанных с развитием общества и оказывающих влияние на культуру.

За последние десятилетия у миллионов людей на планете произошла кардинальная трансформация ценностей, мировоззрения, мировосприятия, возникли сомнения в существующем классическом научном обосновании картины мира.

Классическая физика создала почти универсальные основания описания и понимания движения и действия на основе представлений И.Ньютона. На протяжении трех столетий ученые представляли мир в виде механизма, действующего во времени и трехмерном пространстве. Они полагали, что материя состоит из мельчайших твердых частиц, которые, подобно планетам, движутся по своим траекториям, подчиняясь законам природы. При этом считалось, что можно описать любые процессы языком математики и на этом основании прогнозировать будущее.

Созданная еще к началу ХХ века классическая картина мира, рисовалась примерно так: есть трехмерное пространство, и все изменяется во времени. Элементы, проявляющиеся в трехмерном пространстве — частицы — обладают известными свойствами (например, инерцией: когда частица движется в какую-либо сторону, она делает это до тех пор, пока на нее не подействует сила). Сила — второй элемент, определяемый наукой. Силы бывают двух видов: взаимодействия (скрепляющие атомы в разных комбинациях) и силы, действующие на далеких расстояниях (например, тяготение). Закон, которым подчиняются силы и частицы, известен и довольно прост. Вопрос же о причинах такого поведения частиц и сил в классической физике не задавался — ответ на него неизвестен и находится вне сферы научных исследований.

В Ньютоновской парадигме за реальность принимается лишь то, что человек в состоянии ощутить органами чувств, измерить техническими приспособлениями. Параметры движения (траектория, скорость, масса, ускорение, сила, импульс и энергия) в законах динамики Ньютона достаточно четко описывают разнообразные изменения состояния объектов. Выбор трехмерности пространства и построенные на трехмерном восприятии законы изменения мира в точных естественных науках были подтверждены грандиозными успехами развития техники.

Такой подход привел к фундаментальному разграничению между миром и человеком, сформировал уверенность в возможности объективного описания мира. При этом игнорировалась индивидуальность, субъективное видение реальности, собственно субъективная природа человека.

«Объективизированный» подход к изучению мира вызвал специализацию, дифференциацию и углубление наук, что стало тормозом на пути дальнейшего познания. Возникло понимание необходимости междисциплинарных научных исследований сложных явлений. В связи с этим немецкий физик М. Планк (1858-1947) отмечает: «Наука представляет собой внутреннее единое целое. Ее разделение на отдельные области обусловлено не столько природой вещей, сколько ограниченной способностью человеческого познания. В действительности существует непрерывная цепь от физики и химии через биологию и антропологию к социальным наукам, цепь, которая ни в одном месте не может быть разорвана, разве лишь по произволу[2]».

Нарастание кризиса в науке привело к осознанию необходимости построения новых взглядов на мир, созданию новых конструкций на фундаменте старых. Следом за механическим Ньютоновским представлением о мире, возникла электромагнитная картина мира, которая включает представления о полях, электронах, фотонах, ядерной модели атома, закономерностях химического строения веществ и расположения элементов в периодической системе. Было установлено, что материя существует в виде вещества и в виде поля.

Однако, несмотря на существенное продвижение вперед в понимании мира, стало ясно, что и электромагнитная картина не свободна от недостатков. В ней не рассматриваются вероятностные подходы, вероятностные закономерности, сохраняются детерминистский подход Ньютона к описанию отдельных частиц и жесткая однозначность причинно-следственных связей.

На рубеже ХIХ – ХХ веков, после того как выяснилось, что атомы способны испускать рентгеновское и радиоактивное излучение, физики начали исследовать взаимосвязь энергии со структурой материи. Проведенные исследования позволили понять, что окружающий мир состоит не из подвешенного в пространстве вещества, а из энергии, что подвергло сомнению веру в «вещественную» сущность Вселенной. Стремительно развивающаяся квантовая физика доказала, что атомы состоят из энергетических вихрей, а каждому атому свойственен собственный уникальный энергетический спектр. Обнаружено, что соединения атомов (молекул) также излучают характерные только для них энергии. Ученые доказали, что энергетическая уникальность свойственна всем материальным образованиям Вселенной, в том числе и людям.

Квантовая физика рассматривает материю одновременно как плотную субстанцию (частицы) и нематериальное силовое поле (волны). При этом, обнаружен парадокс: если изучать атомы как материальные частицы, они будут проявлять себя как физическая материя, а если их исследовать как электрические потенциалы и волны, они будут проявлять свойства энергии (волн).

Знаменитое уравнение Эйнштейна: E=mc2устанавливает фактическое тождество материи и энергии. Согласно этому уравнению, Е – энергия, равна m(массе), т. е. материи, умноженной на с2– возведенную в квадрат скорость света. Отсюда следует, что Вселенная, в логике современной науки, — неделимое динамичное целое, физическую материю и энергию которого невозможно рассматривать раздельно.

Открытия ХХ века создали парадоксальную ситуацию в науке и показали, что ясность и отчетливость интерпретации опытных данных, основанные на логике и здравом смысле, не всегда могут быть достигнуты, если речь идет о явлениях, разыгрывающихся в масштабах, намного отличающихся от привычных для человека.Изучение так называемой «квантовой реальности» побудило ученых пересмотреть прежние научные знания. Титанические попытки свести к единой картине множество полученных парадоксальных результатов привели к новому, более глубокому проникновению в природу материи.

Революционная ломка основных физических принципов и представлений привела к созданию новых концепций, более глубоких и более точных, чем прежние. Причем эти концепции не отвергают старую классическую механику, но рассматривают ее как приближенную теорию, имеющую свои вполне определенные границы применимости. Так, например, оказалось, что в мире мельчайших известных нам объектов — молекул, атомов, электронов и т.д. — классическая механика перестает быть справедливой и уступает место более точной, хотя в то же время более сложной и более отвлеченной теории — квантовой механике. При этом квантовая механика не есть нечто совершенно противоречащее классической механике: она включает в себя последнюю как некоторое приближение, пригодное при рассмотрении объектов с достаточно большой массой. С другой стороны, для процессов, характеризующихся большими скоростями движения, приближающихся к скорости света, классическая механика тоже перестает быть справедливой и должна быть заменена релятивистской механикой, базирующейся на теории относительности Эйнштейна.

Люсьен Пуанкаре в работе «Наука и гипотеза» пишет: «Не осталось больше великих теорий, всеми признанных, относительно которых существовало бы еще единодушное согласие исследователей; известная анархия царит в области естественных наук, ни один закон не представляется подлинно необходимым. Мы присутствуем при ломке старых понятий, а не при завершении научного труда. Идеи, казавшиеся предшественникам наиболее солидно обоснованными, подвергаются пересмотру. Теперь отказываются от мысли, что все явления могут быть объяснены механически. Самые основы механики оспариваются; новые факты расшатывают веру в абсолютное значение законов, которые считались основными»[3].

Возникшая в научном сообществе поляризация, столкновение научных идей – знак того, что человечество начинает выходить на уровень осознания ответственности за будущее. Прорыв в науке обусловлен развитием сознания людей, стремящихся преодолеть пустоту, разделяющую их с окружающим миром. Возникло обоснованное осознание того, что человек ответственен за весь живой организм Вселенной, с которым неразрывно связан и частью которого является.

Развивающемуся обществу нужны современно образованные, лишенные устаревших догматизированных схем мышления, предприимчивые люди, отличающиеся мобильностью, динамизмом, конструктивностью, обладающие развитым чувством ответственности за судьбу человечества, способные самостоятельно принимать оптимальные решения в ситуации выбора и прогнозировать возможные последствия.

Человек в современном мире должен рассматриваться и формироваться как субъект деятельности, способный к её освоению и творческому преобразованию, а также как субъект жизни, внутреннего (душевного) мира, способный выстраивать стратегию и тактику собственной жизнедеятельности. При этом внутренняя организация субъекта должна включать в себя такие психические структуры, которые смогут обеспечить способность человека реализовать себя как творца, организатора и распорядителя жизнедеятельности. Наряду с этим, развитие субъектности личности предполагает не только соответствие её целей, мотивов и способов,соответствующим социальным требованиям и предписаниям, но и выход за пределы таких предписаний в изменяющихся условиях жизнедеятельности при сохранении общего вектора направленности на прогрессивное развитие собственного «Я».

Самоорганизующийся субъект в условиях современной реальности должен быть наделен определенными характеристиками:

  • способностью не только присваивать мир предметов и идей, но и производить их, преобразовывать и созидать новые;
  • способностью осознавать, принимать и определять задачи жизнедеятельности на всех этапах и во всех формах её существования;
  • владением ориентировочными основами жизнедеятельности в различных условиях;
  •  осознанием собственной значимости, самоценности в сочетании с ответственностью за явления природной и социальной действительности;
  • способностью к рефлексии, потребностью в ней как условии осознанной регуляции собственного поведения в условиях группы, общества, государства, мирового сообщества;
  • «интегративной активностью» (К.А. Абульханова-Славская), предполагающей активную позицию личности, соотнесенную с осознанным целеполаганием, реализацией или коррекцией жизнедеятельности;
  • направленностью на саморазвитие, самовоспитание, самооценку, самоопределение, самореализацию в жизнедеятельности;
  • внутренней независимостью от «внешнего мира» как устойчивостью отношений, убеждений, позиции;
  • творческим потенциалом как основанием собственного личностного роста, а также прогрессивного развития общества.

Человек как часть природы, как наделенный самосознанием и самопознанием субъект, должен быть способен осмыслить уникальность своей позиции в мире, осмыслить возможный доступ к собственным ресурсам, чтобы стать субъектом своего осуществления.

Решению этой задачи могла бы способствовать психология как единая наука. Однако, к сожалению, такого единства не существует. Многие ученые (К. Дункер, В.П. Зинченко, Р. Карнап, Е.А. Климов, Э. Кохан., Б.Ф. Ломов, В.С. Мерлин, А.В. Петровский, Б.Ф. Поршнев, Д. Шульц и др.) отмечают существование «пространства многих психологий», а мысль том, что не существует единой психологии, столь часто повторяется психологами, что приобретает особый смысл. Говоря словами А.Г. Асмолова, такая мысль «перестает быть диагнозом незрелости науки, а становится спокойной констатацией реального положения дел»[4].

За период от возникновения первых научных представлений о психике и развития учения о душе психология прошла через отказ от понимания души как объекта исследования, через осмысление методов научного исследования психики как «особой стороны жизнедеятельности животных и человека, их взаимодействия с окружающей средой», а также определения психики как «способности активного отражения реальности» или «совокупности душевных процессов и явлений». При этом психология не приводит сколько-нибудь существенных оснований (первопричин) такой «особой стороны жизнедеятельности животных и человека», что делает само определение проблематичным и спорным. До сих пор сохраняется непримиримое противоречие между материалистическим и идеалистическим пониманием психики, которое на современном этапе проникновения религиозного мировоззрения во все сферы жизни порождает противоречия и сомнения значительной части людей в возможностях научного обоснования сложных психических явлений.

Психология как классическая наука, пройдя путь от попытки понимания души, исследовала ее проявления, способности, свойства, однако, так и не нашла ответ на вопрос первопричин, оснований этих способностей и свойств.

Более того, возникший уже в 1920-30-х гг. прошлого столетия кризис в науке породил целый спектр научных направлений в рамках психологии, прародители которых предприняли титанические усилия для исследования проявлений психического. Научные исследования создали основания раскола в связи с рассогласованием предлагаемых определений предмета в науке. Д. Шульц в своей известной работе «История современной психологии» делает вывод, что «во всей психологии не было ни одного подхода или определения, в отношении которых все представители этой науки высказывали бы полное единодушие. По поводу самого предмета изучения, профессиональной и научной специализации существовало множество мнений, расхождений и даже разногласий»[5]. До сего дня наука, по мнению исследователя, «включает множество дисциплин, которые, на первый взгляд, объединяют лишь интерес к поведению и природе человека и стремление выработать хоть сколько-нибудь единый научный подход».

В настоящее время психология еще более неоднородна, чем сто лет назад. В ней до сих пор нет единой системы, единых принципов для определения предмета и осуществления исследований.

Психологический словарь конца прошлого столетия предлагает нам распространенное традиционное определение: «Психология (от греч. рsyche — дыхание, душа и logos – наука) — наука, изучающая процессы активного отражения человеком и животными объективной реальности в форме ощущений, восприятий, понятий, чувств и др. явлений психики»[6].

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что современное словарное определение предмета по сути своей мало чем отличается от имевшихся ранее и рассматривает в качестве такового «закономерности развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности»[7].

Очевидно, что в приведенных определениях собственно психика как предмет науки не представлена. Предлагается исследовать либо психические процессы, либо закономерности таковых как проявлений психического. Психология, определяя психику как «особую форму жизнедеятельности», обосновывает ее существование проявлениями, но не дает определений этой «особой формы», которую она изучает.

Психологическая наука движима отдельными объединениями ученых, каждое из которых предлагает собственную теоретическую и методологическую платформу, подходит к изучению человеческой природы, вооружившись собственными методами, пользуясь собственной терминологией, журналами и прочими атрибутами существующих научных школ.

Возникший в науке на основе так называемой «свободы мнений» кризис создал ситуацию, когда, с одной стороны, возникло смешение научного и псевдонаучного, создавшее хаос в умах людей, заинтересованных в изучении психологии, а с другой стороны, начал размываться престиж самой науки, которая, опираясь на традиционные подходы и определения, не дает ответа на возникающие предположения, факты, а порой и откровенные спекуляции, усиленные технологиями внушения и транслируемые падкими на сенсационность средствами массовой информации.

Такое состояние психологической науки создает проблему выбора научного направления и собственной профессиональной точки опоры даже перед психологами. При этом речь идет о выборе не просто психологического знания в рамках определенного направления, но и стоящей за этим знанием научной культуры.

Разработанная и общепринятая рациональная адаптивная модель деятельности человека, соответствующая канонам традиционного (классического) мышления, во многом, определила современное размытое и неструктурированное психологическое знание, а также соответствующую ему культуру.

А.Г. Асмолов приводит «образы человека», бытующие в психологии: образ «ощущающего человека» (его поздняя проекция закрепилась в когнитивной психологии в виде метафоры «человек как устройство по переработке информации); образ «человека запрограммированного» (в поведенческих науках – «человек как система реакций», в социальных науках – «человек как система социальных ролей»); образ «человека — потребителя» («нуждающийся человек», «человек как система потребностей»)[8].Такие образы соответствовали общепринятым в классической науке моделям.

Классическая психология, различные ее направления рассматривают личность как «вещь среди вещей», которая программируется, управляется, регулируется, поддается влиянию определенных условий и факторов. Многие современные психологи продолжают занимать позицию, соответствующую классической механистической картине мира, хотя наука вырывается за ее пределы. А когда феномен личности выходит за пределы механицизма, не укладывается в существующие представления, тогда традиционная психология сползает в методологию и прикрывается сложными рассуждениями о необходимости дальнейшего логического обоснования природы человека.

При этом люди многого ожидают от психологии. Результаты психологических исследований занимают и волнуют сегодня не только специалистов-психологов, но и любого человека, поскольку в той или иной степени касаются его личной жизни, семьи, работы, воспитания детей, их будущего. Современная психология должна найти ответы на вопросы, которые ставятся перед ней смежными научными дисциплинами (философией, физикой, педагогикой, медициной). Психология должна быть способна противостоять спекулирующим на вере людей всего с целью заработка или привлечения к себе внимания безответственным и зачастую необразованным мошенникам, предлагающим различные псевдонаучные версии и способы решения социальных проблем.

В нашей работе мы опираемся на результаты исследований в области современного естествознания. При этом мы утверждаем, что на фундаментальном уровне научного анализа природа едина, а границы в ней весьма условны и относительны. Кроме того, мы полагаем, что нельзя постичь законы и основания, определяющие жизнедеятельность и развитие человека, опираясь лишь на достижения психологической науки, как невозможно постичь целостность посредством анализа одной из частей. При таком подходе проявляется односторонность и категоричность анализа, не имеющего под собой достаточных оснований. Лишь междисциплинарный подход к изучению личности и человека как явления природы, реализуемый на современном этапе развития науки, позволяет представить такую сложную сущность, как человек, в его многообразии форм существования.

Современные концепции естествознания отражают представления о единстве природы и человека. Они разрабатываются на холистической основе взаимосвязи естественнонаучного и гуманитарного. Как отмечает австрийский физик Э. Шредингер (1887-1961), «все естественные науки связаны с общечеловеческой культурой». При этом американский ученый И. Раби, утверждает, что сердцевину гуманитарного образования нашего времени составляет физика. Фундаментальные идеи физики, господствующие в ней парадигмы неизбежно накладывают отпечаток на исследования представителей гуманитарных наук, все глубже проникая в психологию и психиатрию.

Целостная, объективная картина психического сегодня может быть создана лишь на основе синтеза достижений естественных и гуманитарных наук, направленного на целостное изучение личности.

Наука становится все более сложной

единой системой, в структуре которой сформировались междисциплинарные направления, такие как биохимия, биофизика, психофизиология, психофизика, синергетика, иакмеология как наиболее многосложное направление.

На основе энергетических представлений развивается так называемый «энергетический подход» к объяснению явлений жизни, предложенный ранее в работах К. Армса, Э. Бауэра, В.И. Вернадского, М. Ичаса, П. Кемпа, К.А. Тимирязева и многих других ученых. Исследователи констатируют, что непрерывное нормальное функционирование всех систем живого организма отражается в сложной картине физических полей и излучений, исходящих из него, а также в параметрических изменениях естественных фоновых полей и излучений, которые обычно окружают человека. По картине физических полей уже осуществляется анализ работы психофизиологических систем человеческого организма.

Проникновение научных идей физики в спектр гуманитарных дисциплин создает основания для акмеологического междисциплинарного рассмотрения психического через призму разрабатываемого в физике энергетического подхода.

При этом неизбежно и то, что междисциплинарность порождает столкновение идей, научных позиций в связи с ортодоксальными, догматизированными подходами представителей мононаучных направлений, абсолютизирующих теорию и методологию конкретных научных дисциплин.

[1]Фромм Э. Душа человека. М.: Изд-во «Республика», 1992. – С.16.

[2]Цит. по: Горбачев В.В. Концепции современного естествознания. — М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2005. С. 27.

[3]Пуанкаре А. Избранные труды. Т.3. Наука и гипотеза. М.: Наука, 1971-1974. – С.156.

[4]Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. – М.: «Смысл», 2002. – С.6.

[5]Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии /Пер. с англ. – СПб: Изд-во «Евразия», 1998. – С. 20.

[6]Психологический словарь /Под ред. В.В. Давыдова и др. – М.: Педагогика, 1983. – С.291.

[7]Большой психологический словарь. / Сост. И общ. Ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко, — СПб: Прайм-Еврознак, 2003.

[8]Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров.- М.: Издательство «Институт практической психологии». – 1996, 768 с., С.26.

Вам могут быть интересны

Другие книги